Новости России        Дата публикации: 16-10-2018, 14:38

"В новостях каждый день хоррор": Надежда Михалкова — о мистике и подростках

"В новостях каждый день хоррор": Надежда Михалкова — о мистике и подростках
На сцене нового концертного зала «Зарядье» 17 октября состоится московская премьера музыкально-драматического спектакля «Страсти по Пиковой даме» в авторской версии дирижера Юрия Башмета. Действие происходит за полвека до описанных в повести Пушкина событий. Молодую графиню играет Надежда Михалкова — наследница кинематографической династии, младшая дочь Никиты Михалкова и племянница Андрея Кончаловского. В интервью РИА Новости она рассказала о мистике «Пиковой дамы», своем режиссерском дебюте и отношении к современным подросткам.

— Вы играете молодую графиню. Чем вас заинтересовала эта роль?

— Над этой постановкой работала прекрасная команда — Юрий Башмет, Павел Сафонов, Сергей Епишев и оперные певцы. Здесь долго размышлять не пришлось. Я с удовольствием согласилась, потому что, на мой взгляд, это неординарный по форме спектакль не только для Москвы, но и для всей России — смешение оперного и драматического жанра. Всегда интересно, когда ново.

— Как вы работали над этим образом? Перечитывали Пушкина и искали у него какие-то подсказки или придумывали с нуля?

— Это рассуждение на тему, какой могла бы быть встреча молодой графини и Сен-Жермена. В тексте, в принципе, все написано достаточно подробно, чтобы не перенасыщать образ смыслами, а постановка и так довольно сложная: графиня появляется в возрасте, потом в молодости, затем потусторонний мир, так что если слишком много туда закладывать, будет тяжело для зрительского восприятия.

— Какие у вас были отношения с оперой до работы над этим спектаклем?

— Мне кажется, люди вообще делятся на тех, кто любит балет, и тех, кто предпочитает оперу. Я, наверное, больше отношусь к последним. К сожалению, мне не хватает времени, чтобы ходить в театр часто, но когда есть возможность, я всегда выберу оперу.

— Как вам работалось с Юрием Башметом?

— Я знаю Юрия Абрамовича очень много лет — всю свою сознательную и бессознательную жизнь. Мне с ним комфортно, он абсолютный мастер и гений своего дела. Всегда благодаря ему, на этом слиянии музыки, текстов, оперы, выходов и номеров, начинается магия, и это очень завораживает, даже когда ты не смотришь из зала, а участвуешь. Но «Пиковая дама» — достаточно сложная история. Те, кто работал с этим материалом, знают, что происходят и чудеса, и мистика: то одно падает, то другое поднимается, третье пропадает (смеется).

— У вас сейчас очень насыщенное в карьерном плане время, потому что в конце октября еще состоится ваш режиссерский дебют — выходит молодежный ужастик «Проигранное место». Вы с детства окружены мужчинами-режиссерами, это как-то повлияло на ваш авторский почерк?

— Конечно, я решила им ответить (смеется). Это я шучу.

— Почему вы выбрали для дебюта жанр хоррора?

— Наш зритель достаточно хорошо его понимает. Молодые ребята много смотрят жанровое кино и лучше воспримут его, чем какое-то социальное высказывание о подростковой жизни, поэтому решили взять хоррор.

Жанр — это язык выражения, какие-то правила, следуя которым ты доносишь ту или иную историю. В данном случае, взяв достаточно неординарную историю и положив ее в эти рамки жанра, мы хотели обратиться к молодым ребятам, чтобы они не чувствовали себя брошенными российским кинопрокатом. Вместе с тем мы хотим сделать из этого зрительское кино.



— Вы сами любите хорроры? Смотрели в детстве?

— Нет, я очень боюсь ужастиков (смеется). Но, наверное, так и должно быть: нужно прийти в кино с жанром, фанатом которого ты не являешься.

В процессе работы ты начинаешь изучать его, и у тебя формируется свежий взгляд. Он может быть шире, чем представления человека, который этой темой увлекается изначально.

— Мировая премьера фильма прошла на фестивале хорроров во Флориде, да и сам этот жанр больше американский. Вы равнялись на каких-то американских режиссеров?

— Показать картину на фестивале было очень приятно, потому что это действительно больше американский жанр, лучше там изученный. В этом была и сложность — сделать его в наших бытовых реалиях, чтобы он не выглядел как под копирку и зритель не сказал: «Ну понятно — сняли, как американцы». Сейчас есть тенденция к тому, что жанры размываются. Все больше зрителей, которые раньше вообще не готовы были ходить в кино и платить деньги за то, чтобы бояться. Поскольку в мировых новостях каждый день хоррор, зритель стал более терпим к крови на экранах. Но при этом публика не хочет все время испытывать лишь чувство страха, она идет не только за адреналином. Поэтому мое кино — не хоррор в чистом виде.

— Советовались с кем-то из знакомых режиссеров? Может быть, с отцом или дядей?

— Да, например, Федя Бондарчук мне много советовал и помогал. Мы всегда на первые показы приглашаем друзей-режиссеров, чтобы услышать другие мнения и либо что-то оставить, либо переделать.

— Помимо начинающих актеров, у вас в фильме снималась ваша старшая сестра Анна Михалкова. Сложно работать с таким близким человеком?

— Легко и идеально: Аня — великолепная актриса.

— Ваше кино про подростков. Насколько хорошо вы их понимаете? Сейчас много говорят о разрыве между поколениями из-за цифровой революции и о том, что нынешние подростки совсем другие.

— Никакие они не другие, просто нам так легче думать, чтобы ими не заниматься. Нужно немного напрячься, посмотреть на новые технологии или хотя бы поинтересоваться, чем подростки увлекаются. Большинство из них очень интересующиеся, они знают, где достать информацию, это вполне взрослые молодые люди.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:







Реклама


Похожие новости

Комментарии

Информация